Matt Hollingsworth igromir 2018

Современный век комиксов. Мэтт Холлингсворт

Наша редакция записала конференцию на ComicCon Russia 2018 с колористом комиксов Marvel Мэттом Холлингсвортом. Прослушали, перевели по-своему, и отобрали для вас самые интересные вопросы и ответы. Читаем и наслаждаемся.

Все в одной лодке, все делают свою работу.

Вопрос: Колорист Джорджи Беллер создала “день признания колористов”, потому что она считает, что они (колористы) получают недостаточно признания среди читателей комиксов, и, соответственно, вопрос такой: считаете ли Вы, что колористы до сих пор не получают достаточного признания, славы, за то, что они делают, и возможно нужно создать такой же “день признания” для леттеров, людей, которые верстают комиксы, вставляют туда текст, оформляют его, и линеров (тех, кто занимаются тушью, обводят рисунок).

Ответ: Нет, я не согласен с этим. Меня все устраивает. Мне кажется, что колористы получают достаточно признания. Мне достаточно хорошо платят за то, что я делаю, мое имя мелькает на обложках комиксов, так что колористы — вполне себе популярные люди, поэтому я и не вижу никаких проблем. Единственный, наверно, минус в том, что колорист — это один из последних людей, которые работают над комиксом, прежде чем его отправлять в печать, поэтому это связано с довольно большим напряжением: многие художники поздно сдают свой рисунок, а дедлайн сдвинуть невозможно. Поэтому мне, колористу, остается меньше времени, чтобы сделать свою работу. Потом, конечно же, передо мной извиняются, и никто не считают эту работу третьесортной. Все в одной лодке, все делают свою работу. В этот самый “день признания колористов” я просто-напросто не отвечаю на поздравления в социальных сетях: не лайкаю, не делаю ретвиты. Мне нет дела до этого.

Вопрос: Какой самый сложны проект (комикс) был у Вас?

Ответ: Не знаю, что по поводу сложности, но моим любимым проектом был Hawkeye (Соколиный Глаз).

Вопрос: Можно узнать про техническую часть? Колорист получает готовый материал от художника в цифровом виде или “живом”, на бумаге? Какие используются программы?

Ответ: Работаю я с цифровым форматом, мне присылают файлы то через специальные сервисы, то через FTP (протокол передачи файлов по сети). Загружаю их в черно-белом варианте и работаю в основном в фотошопе. У меня есть целых два монитора: на одном крашу, на другом — картинки-референсы. Фотошоп удобен тем, что в нем можно создавать разные слои и накладывать их друг на друга, смотреть, что работает, а что нет. Если же что-то не нравится, их можно отключить или отредактировать. В фотошопе я использую “плоские цвета”, заливку, а градиенты, тени всегда можно добавить в Photo-Paint. Таким образом это и происходит!

Стоит еще отметить, что многое изменилось, когда я стал использовать фотошоп в 94-95 годах. Я стал контролировать то, как будет выглядеть комикс в версии для печати. Когда я раскрашивал вручную, у меня был отдельный стол, где я мог видеть стиль в целом. Затем я отправлял их в издательство, фотокопии рисунка; мне приходилось вручную писать на каждом кадре процент цвета в CMYK (четырёхцветная автотипия — субтрактивная схема формирования цвета), чтобы был правильно отпечатан цвет. И, как правило, печатали его неправильно. Я никогда не был доволен финальным результатом. Сейчас все изменилось, и теперь, когда я крашу в фотошопе, я точно знаю, как он будет выглядеть, я полностью это контролирую и всем доволен.

Я решил, что мне это не нужно, не хочу идти “против своей природы”.

Вопрос: Как тесно Вы взаимодействуете с художником?

Ответ: Бывает по-разному, но в основном я прошу присылать мне все пометки, все комментарии вместе со сценарием, чтобы сразу понимать, кто чего хочет. Чтобы не приходилось вносить огромное количество изменений потом, когда процесс будет завершен.

Но только так работать не всегда удается. Вот, к примеру, мне пришлось уйти из проекта по работе с комиксом «Бэтмен: Человек, который смеется”. Уже в процессе работы “с самых-самых верхов” передали, что мой стиль не соответствует новому “домашнему”, и нужно, чтобы комикс был покрашен иначе. Я решил, что мне это не нужно, не хочу идти “против своей природы”.

Вопрос: Задумывались ли Вы о том, что хотели бы поменять свою жизнь: заниматься не комиксами, а другой работой, что тоже была бы Вам по душе?

Ответ: Да, действительно, такое уже было. В 2004-ом году я ушел из комикс-индустрии и начал работать в кино. Я занимался спецэфектами, рисовал текстуры; работал на трех студиях, трудился над семью фильмами (к прим., «Небесный капитан и мир будущего”, «Возвращение Супермена”, “Электра”, “Фантастическая Четверка”). Какие-то фильмы хорошие, какие-то нет, но я работал исключительно над эффектами. На тот момент (2004 год) я проработал с комиксами уже 14 лет, мне это чертовски наскучило, и я решил попробовать себя в чем-то еще. Поступил в специальную школу, о чем, кстати, никому не говорил, чтобы не лишиться уже имеющейся работы (параллельно обучался кино и занимался комиксами). И через два года полностью ушел в киноиндустрию. Потом вернулся, с уже новыми силами, успев соскучиться по комиксам.

Вопрос: Как Вы пришли к своему уникальному стилю?

Ответ: У меня толком-то и нет одного определенного стиля: я меняю его от работы к работе. К примеру, в “Соколином Глазе” я использую плоские цвета, заливка, без каких-либо теней и градиентов. А в тех же комиксы Шона Мерфи (Бэтмен: Белый рыцарь) преобладают серые, красные тона. Сейчас я работаю над французским комиксом, который я крашу в пастельных тонах. И вот так вот, от проекта к проекту, меняю свой стиль и подход.

Если же вспоминать какую-то конкретную работу, с которой и начал появляться “мой стиль”, то стоит, пожалуй, выделить мое знакомство с Vertigo (подразделение DC Comics). Меня считали таким «супергеройским колористом», когда я пытался устроиться на работу к ним. Они не брали меня, потому что считали, что я работаю с очень яркими цветами, не подходящим продуктам, которые они выпускают. А потом я поехал в Глазго на фестиваль комиксов, где познакомился с Гартом Эннисом и Стивом Диллоном, художниками, что работали вместе над серией Hellblazer (Джон Константин: Посланник ада), и потом создали серию Preacher (Проповедник). Также я встретил Эдди Кэмпбелла, который рисовал комикс «Из Ада» Аллана Мура (ссылка). Я с ними выпил. И вот как-то все завертелось, и я начал работать над серией Hellblazer, когда ее начал писать Гарт Эннис и рисовать Стив Диллон,  тогда и мой стиль начал меняться в другую сторону, на что-то более сложное и темное, мрачное.

А сейчас, когда я берусь за работу, я меняю стиль на тот, который, по моему мнению, подходит проекту. Так, иногда я работаю с Алланом Дэвисом и Marvel, и их материал должен быть очень чистым, с яркими цветами, в более традиционном, олдскульном стиле. А затем, я могу работать с кем-то другим, например, с Биллом Синкевичем, которому нужно больше текстур, эффектов, градиентов в фотошопе. То есть, все зависит от проекта, от художника.

Автор статьи: Полина Коваль

Leave a Reply